Общество//12 май 2017 15:49

«Вечерний разговор о спорте»: как развивается адаптивное фехтование в Новосибирске

 ( 0 комментариев )

Александр Шерудило, Михаил Якимов, Городская волна, специально для Новосибирских новостей
Фото: Ростислав Нетисов

Двое фехтовальщиков из Новосибирска не поехали на Паралимпийские игры в прошлом году из-за допингового скандала. Могли ли они побороться за медали, если бы им дали такую возможность? Рассказал тренер команды по адаптивному фехтованию Новосибирска, мастер спорта по фехтованию на шпагах Сергей Тазеев в эфире программы «Вечерний разговор о Спорте» на радио «Городская волна» (101.4 FM) 3 мая.

Александр Шерудило: Опрос в социальной сети «Вконтакте» на тему: «Нужно ли развивать в Новосибирске адаптивный спорт?». Озвучу предварительно, что у нас пока побеждает первый вариант: «Да, обязательно нужно вкладывать много средств и строить новые тренировочные залы». 82% наших зрителей и слушателей проголосовало именно так.

Соответственно, вы можете, если не согласны с этим, изменить эту статистику, либо, наоборот, подтвердить ее.

Михаил Якимов: Я думаю, что, если бы слушатели имели такие возможности, они бы, конечно, настроили этих залов.

архив3.jpgФото из архива «НН»

У меня первый вопрос: скажите, пожалуйста, Сергей Манцурович, как съездили на Чемпионат? Довольны тем результатом, который завоевали, или могли выступить гораздо лучше?

Сергей Тазеев:Съездили мы, считай, удачно. Все-таки 21 награда. И это связано с тем, что мы развиваем практически все категории в адаптивном спорте в фехтовании. Все три вида: шпага, рапира, сабля. Практически, мы всеми видами выступали.

Михаил Якимов: Скажите, а почему вы решили все виды развивать? Насколько мне известно, в фехтовании обычном, олимпийском, там не все виды у нас в Новосибирске культивируются.

Александр Шерудило: Да, например, рапира в Новосибирске слабовато развита, и, все-таки, спортсмены стараются специализироваться. Вот, почему?

Сергей Тазеев: Рапира у нас развивается. Я занимаюсь до сих пор еще и «здоровым» спортом: у меня есть дети-спортсмены, здоровые олимпийцы. И рапира у нас набирает обороты.

5.jpgСергей Тазеев. Фото: Ростислав Нетисов

Когда-то у нас была очень даже неплохая рапира, у нас чемпион мира по рапире. Но это в прошлом. Сейчас она тоже набирает обороты. Так что и в «здоровом» фехтовании там тоже развиваются другие виды оружия.

В «здоровом» фехтовании в одних соревнованиях разрешается только выступать на одном виде оружия. Если ты хочешь выступать на другом виде оружия — ты выступаешь в других соревнованиях. В паралимпийском спорте разрешается на международной арене выступать в двух видах. Сам спортсмен или тренер выбирают, какие виды ближе. Все равно один вид основной, а второй уже неосновной, так скажем.

А в российском фехтовании, чтобы развить его, попробовать себя в других видах, допускается даже на трех видах, и сейчас у нас не все спортсмены, но многие выступали в трех видах и достаточно успешно. Максим Шабуров выиграл Чемпионат России по шпаге, выиграл он по сабле, и третьим был на рапире. То есть достаточно удачно.

Александр Шерудило: Вы сказали, что работаете и со здоровыми спортсменами до сих пор. Можете тогда объяснить разницу в подходе, подготовке спортсменов, потому что колясочники, понятно, не могут двигаться по, скажем, подиуму, где происходит схватка, и здесь, наверное, есть различия в тренерском подходе. Какие-то техники.

Михаил Якимов: Саш, давай, мы ответим на этот вопрос чуть позже потому, что у нас звонок в студию. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем! Представьтесь, пожалуйста.

Звонок: Добрый вечер! Я — Полищук Владимир. Очень рад слышать вашу передачу. Я хотел бы еще уточнить, что Сергей Манцурович является заслуженным тренером. Прекрасный человек, хороший друг и наш любимый тренер. Большой ему привет!

Михаил Якимов: А вопрос будет, Владимир, какой-нибудь? Спасибо вам, кстати, за медали на Чемпионате.

Александр Шерудило: Спасибо!

Звонок: Хорошо, спасибо вам за ваши передачи. Ждем к нам ребят, девочек на занятия в секцию. Всего доброго!

Михаил Якимов: Спасибо! Ну что ж, вот позвонил ваш подопечный, ваш друг, коллега, с которым вы и начинали, я так понимаю, свой творческий путь, спортивный путь в фехтовании на колясках. С Владимиром Полищуком мы знакомы — он уже давал интервью нашему радио, и на телевидении он тоже уже бывал.

Александр Шерудило: Конечно, все-таки, известный спортсмен. Приятно, что спортсмены нас слушают!

1.jpgМихаил Якимов и Александр Шерудило. Фото: Ростислав Нетисов

Михаил Якимов: Да. Скажите, как раз он задел такую тему. Ждете молодых ребят, я так понимаю, это про приток в школу. Как набираете? Какой популярностью пользуется ваша школа.

Сергей Тазеев: Самое сложное, на самом деле, это проблема — кого тренировать. Мы набираем любых спортсменов. Тех, кто готов показывать большие результаты, и тех, кто, может быть, будет просто реабилитироваться за счет фехтования.

Сейчас у нас, как сказали уже, есть еще один зал на Дачной. У нас работают два молодых тренера — Смертина Виктория Юрьевна, Романова Анна Александровна, которые набирают спортсменов в группы.

У нас достаточно возрастной вид спорта: от 10-ти где-то до 45-ти лет мы в группы берем. Формируем их отдельно по каждому возрасту, по уровню подготовленности, по адаптированности. Набираем группы, ведем их к большим результатам.

Александр Шерудило: А многие спортсмены, кто-то приходит, начинают заниматься и потом бросают? Или все-таки — нет, большинство остается в спорте и продолжает тренироваться?

пер1.jpgФото: Михаил Периков

Михаил Якимов: Да, интересный вопрос, потому что, на самом деле, среди обычных ребят очень часто в детском возрасте по 5-6 секций меняют. У вас также, нет?

Сергей Тазеев: Откровенно говоря, с детьми всегда сложнее, потому что за них иногда решают родители и говорят: «Нет, ты будешь заниматься другим». Все равно, текучка, конечно, есть определенная у детей.

У взрослых гораздо все это стабильно, и я думал, когда начал заниматься именно с паралимпийцами: «Ну вот, ребятам я показал светлое будущее. Вот они могут выйти куда-то там и чего достичь». Нет, некоторые говорят: «Мы поедем к себе домой, в Красноярский край, и будем «подшивать обувь», чему научились в фехтовании, хотя мастера спорта выполнили». У каждого своя судьба, и здесь очень сложно, если человек не готов, и это большой труд — быть спортсменом.

А нынешний спорт позволяет зарабатывать хорошие деньги, быть профессиональным спортсменом и содержать семью, получать какие-то гонорары определенные. Если ты добился очень больших результатов. Но к этому надо идти долгие-долгие годы. Просто так все не дается, и с большим похождением на грани своих возможностей.

н2.jpgМихаил Якимов, Сергей Тазеев, Александр Шерудило. Фото: vk.com/gorwolna

Михаил Якимов:Вот как раз по этой теме у меня и вопрос созрел. Скажите, про деньги. Платят же спортсменам. Адаптивный спортсмен, занимающийся активно спортом — он же тоже может это сделать профессией своей, получать зарплату точно также, стать в табеле?

Сергей Тазеев: Обычно спортсмены высокого уровня в «здоровом» фехтовании, старше 40-ка лет, уже не фехтуют. Единицы только. Не потому что они не хотят. После 30-ти лет физиологически скорость ответной реакции угасает. Они просто начинают проигрывать более молодым спортсменам, и сходят с дорожки, так скажем, на пике формы, чтобы не быть проигранными. У каждого своя судьба, как я говорил.

В паралимпийском фехтовании это гораздо все более возрастное, можно более долго фехтовать. Володе, допустим, Полищуку сейчас уже 55, и он до сих пор в строю. Он на Чемпионате России третий был в личном и второй в команде. Он у нас является лидером, капитаном нашей новосибирской команды.

И, если за границей, то французы там до 60-ти лет фехтуют, они в Сборной Франции фехтуют. Это не от того, что нет других, кто бы хотел фехтовать, а от того, что они сильны и идут к вершинам.

Но можно ли сделать своей профессией? Конечно, у нас люди получают ставки спортсменов и инструкторов, кто добивается Сборной России, и фехтуют за Сборную России, завоевывая определенные награды на Чемпионатах Мира и Европы, те получают министерские ставки приличные. Я, честно говоря, не интересовался, но знаю, что это под 100 тысяч рублей, допустим, ежемесячно. Это, в общем-то, хорошо. Ребята получают гонорары за свои выступления.

Михаил Якимов: То есть можно. Если тренироваться, добиваться, то можно сделать это профессией?

Сергей Тазеев: Да, если у тебя получилось — почему нет?

Михаил Якимов: Скажите, а вот тренерская тогда профессия, многие уже готовы попробовать себя в тренерстве из спортсменов-колясочников?

Сергей Тазеев: У нас 5 человек закончило Колледж Олимпийского Резерва, и 2-е из девчонок сейчас работают молодыми тренерами.

архив1.jpgФото из архива «НН»

Вообще, тренерская стезя — она очень сложная, неоднообразная. Наверное, как любое занятие чем-то карьерным, все равно очень сложно. Потому что не все зависит только от тебя. В основном, все зависит от твоих спортсменов: как они могут реализовать себя, твои задумки показывать, как ты найдешь этих спортсменов, как ты их воспитаешь, как ты их настроишь, как ты их обучишь, так все и будет. Сложно все это!

Я шел к паралимпийскому фехтованию, не бросая «здоровое» 22 года. Сейчас 32 года я работаю тренером, и 22 года я отработал со здоровыми, потом вот начал с паралимпийцами работать. И 10 лет занимался сам!Этим надо болеть. Главное, чтобы это все было в удовольствие.

Михаил Якимов: Ну что ж, я напомню еще раз телефон прямого эфира: 30-40-600. Звоните, оставляйте свои сообщения, задавайте свои вопросы — мы на них ответим. 

Вот нас с тобой, Александр, поблагодарили! Сказали спасибо, что появилась в эфире «Городской Волны» такая программа, наш постоянный слушатель. Но кто, к сожалению, не представился.

3.jpgАлександр Шерудило. Фото: Ростислав Нетисов

Александр Шерудило: У меня много интересных вопросов, но они немного конфликтные. В первую очередь, вот вы со своими спортсменами добиваетесь успехов. Можно говорить прямо, вы добиваетесь серьезных успехов, достижений. Вопрос, в связи с этим, такой. Чего Вам не хватает?

Может быть какого-то внимания, потому что мы понимаем, что адаптивный спорт — не хоккей, не футбол. Здесь финансы выделяются не самые большие. Вот чего не хватает? Может быть залов, оборудования?

Сергей Тазеев: Вы знаете, сказать, что нам не дают чего-то там... Вы поставили меня в тупик. Здесь получается такое: мы хотим больше. Вот, наверное, так правильно. Если раньше у нас двое человек попадало в сборную, и все здорово, все хорошо — мы привозили три медали с Чемпионата России, и нас водили к губернатору для того, чтобы поздравить с этими успехами, а сейчс мы выросли, нас еще больше, и мы разрастаемся, мы крепнем. И поэтому мы хотим больше.

архив4.jpgФото из архива «НН»

Нам построили прекрасный зал, инвентарем нас обеспечивают, поездки нам выделяют, но сейчас нам ехать надо на первенство Мира среди кадетов, и мы опять ищем деньги. Выкраиваем там что-то. Хотя претензий вот к нашему Департаменту спорта у меня нет.

Как Ахапов Сергей Александрович сказал: «Мы в прошлом году вам все полностью дали». Мы и показали, двое человек у нас попали на Паралимпиаду. Если бы, к сожалению, нашу страну не отстранили от Паралимпиады, то двое у нас были бы участники.

Александр Шерудило:Я так понимаю, что шансы показать результат хороший высокие?

Сергей Тазеев: Да, я думаю, что да. Но главное, что ребята не упали духом. Готовятся дальше, и самое интересное, что они растут. Может быть, правильно говорят: «Что нас не убивает — делает нас сильнее!»

Александр Шерудило: Тогда, может быть, я продолжу тему конфликтную, проблемную. Может быть, вы сталкиваетесь с какими-то проблемами морального характера, потому что мы понимаем, что отношение к инвалидам в обществе неоднозначное.

Некоторые люди, можно так сказать, грубовато относятся и неправильно как-то воспринимают. Вот с этим сталкивались? И вообще, когда шли на эту работу — чего опасались?

4.jpgМихаил Якимов и Сергей Тазеев. Фото: Ростислав Нетисов

Сергей Тазеев: Наверное, я шел — ничего не опасался. Я просто шел, делал. Мне нравилось это делать. Заниматься и работать с ребятами. Было, конечно, непривычно, и, наверное, как любому человеку, когда он видит инвалида, у него какие-то не совсем позитивные мысли: как общаться, что делать, жалеть, не жалеть. А потом я начал общаться и совершенно себя чувствовать себя по-другому.

Если я Володе, допустим, Полищуку попытался что-то помочь, в Германии я набрал ему на поднос бутербродов, еды. Он говорит: «Что, я не могу сам?» То, что я ему набрал — даже не притронулся. Пошел, себе набрал. И потом я начал очень аккуратно, чтобы не обидеть. То, что они могут сами сделать — они сделают все сами, а то, что надо помочь — надо помочь.

архив5.jpgФото из архива «НН»

А в обществе, если мы начали заниматься когда, было одно отношение. Не совсем негативное, но больше такое, отстраняющее от себя. То сейчас отношение другое, хотя ломается. И мы приглашали здоровых спортсменов с нами фехтовать. Кто-то шел, особенно, наши спортсмены-ветераны шли с удовольствием. Фехтовали с нами, спортсменами, когда это было нужно. А кто-то говорил: «Я в коляску не сяду!».

Александр Шерудило: Но здесь, может, какие-то предрассудки?

Сергей Тазеев: Да, может быть, предрассудки. Кто-то говорил: «Нет, я не хочу видеть в своем зале инвалидов». Я не хочу говорить поименно-пофамильно, такие ситуации были.

Все это ломается, меняется. Не настолько, что нас ждут с распростертыми объятиями, но уже отношение другое, позитивное, и видят, что мы добиваемся своих результатов.

пер2.jpgФото: Михаил Периков

Михаил Якимов: Кстати, про взаимоотношения фехтовальщиков. А как с обычными фехтовальщиками, с олимпийскими? Вы как-то вместе взаимодействуете, или тут работа совершенно другая, и посотрудничать нет возможности?

Сергей Тазеев: Вы знаете, мы бы с удовольствием сотрудничали, фехтовали, приглашали на тренировки. Здесь, скорее всего, опасность тренера. Если человек готовится к каким то большим соревнованиям, и я с ним совершенно согласен, посадить его в коляску, где он там сотрет руки и получит травму какую-то ненужную совершенно.

Но у нас сейчас допускают до соревнований и здоровых спортсменов, когда они фехтуют на колясках, либо к нам приходят ветераны пофехтовать. Я детей своих привожу на тренировки здоровых, и они фехтуют с удовольствием. Каких-то таких граней, их нет, они стираются.

архив2.jpgФото из архива «НН»

Александр Шерудило: После прошедших соревнований можете рассказать о перспективе? Какие у вас ближайшие результаты ждут, и на какие результаты рассчитываете?

Михаил Якимов: Может где-то в Новосибирске вас можно будет увидеть?

Сергей Тазеев:Да, у нас сейчас с 10 по 15 мая пройдет первенство России среди кадетов и юниоров в «Кристалле» в городе Бердске. У нас 8 регионов будет представлено. В общем-то, достаточно хорошо, и Новосибирск является лидером среди России по работе с детьми. Только новосибирцы так массово и плодотворно, я считаю, работают именно в отношении юниоров и детей. 

Михаил Якимов: А какие-то международные старты?

Сергей Тазеев: Международные... У нас сейчас серия сборов пойдет, потом Кубок Мира в Польше, на который у нас планируется поездка в июле месяце 5-ти взрослых спортсменов Там же, после Кубка Мира, будет проходить первенство мира среди юниоров и кадетов, и там еще будет 5 спортсменов представлено от Новосибирска.

Михаил Якимов: Внушительный какой десант, нигде так Новосибирск не представлен. А вот юниоров, кадетов, растущие звезды, молодые — представьте нам, а то Полищук, Лагутенко — мы их уже знаем. Кто из молодежи?

Сергей Тазеев: Ну как-то говорить, допустим, о том, что Шабуров, Дронов — растущие звезды... Это уже неоднократные победители Первенства Мира. Недобойко — призер Первенства мира. Трофимов Никита в прошлом году по кадетам был третьим на Первенстве Мира. Гончарова Лисандра выезжала, но, к сожалению, не набрался кворум девушек, и она среди 15-ти спортсменов, юных девушек и юношей, заняла 9-ое место. Я считаю, что вот, ребята растут.

Михаил Якимов: Из девушек — она лучше всех, получается, выступила?

Сергей Тазеев: Да!

Михаил Якимов: Здорово!

2.jpgМихаил Якимов. Фото: Ростислав Нетисов

Александр Шерудило: Я, тогда, задам один из последних вопросов, потому что мы приближаемся к концу эфира. На что вы надеетесь?

Михаил Якимов: Цели?

Александр Шерудило: Даже не в плане конкретных результатов соревнований, а вот в плане изменения, может быть, жизни, вас, ваших спортсменов.

Сергей Тазеев:У каждого свои жизненные задачи. Наши люди, спортсмены мои, они женятся и детей рожают, и учатся в институтах, университетах. У одного — задача просто быть сильнее ученика. Просто физически окрепнуть. А у другого — выиграть ЧМ.

А самая главная, наверное, задача или мечта — чтобы сняли запрет с российской команды для выступления на Паралимпийских играх. Я считаю, что это совершенно несправедливо. Наши фехтовальщики, например, я 100% уверен, они не принимают никаких запрещенных препаратов, и наказывать всю команду... Хотя наши спортсмены проводили несколько раз пробы антидопинговые, и все пробы были отрицательными. Никакого допинга у нас не было.

Александр Шерудило: Надежда есть?

Сергей Тазеев: Надежда есть, да.

Александр Шерудило: Расскажите тогда, куда можно обратиться, чтобы придти к вам в гости на занятия. Может, кто то уже задумал записаться к вам.

н1.jpgМихаил Якимов, Сергей Тазеев, Александр Шерудило. Фото: vk.com/gorwolna

Сергей Тазеев: У нас на Бетонной, 16/3 находится головная организация, «Центр Адаптивной Физической культуры и спорта» называется, и там направят уже к нам. Милости просим!

Михаил Якимов: Ну, что, здорово, замечательно, спасибо большое за эфир. Было очень интересно и содержательно.

Программа «Вечерний разговор о спорте» выходит в прямой эфир на радио «Городская волна» (101,4 FM) каждую среду в 18-00.
Обсуждение статьи (0 комментариев)
Отправить комментарий
Главные новости
Облако тегов